НОВОСТИ
Интервью
Марина Тихомирова, Глава Сандовского района Тверской области: «Не жаловаться, как все плохо, а делать, чтобы было хорошо»
     



     Этим августом меня пригласили на 80-летие малой родины. До юбилея оставалось несколько дней, и, вырывая время у предпраздничной суеты, мы подолгу говорили с главой района Мариной Михайловной Тихомировой. Из тех бесед и родились эти заметки. Я оформил их в виде монолога. Монолога человека, которому вверены судьбы тысяч людей российской провинции.
Старое и новое
      - От меня жители ждут, прежде всего, возрождения экономики, создания новых рабочих мест. Почему банкротят последние оставшиеся в районе колхозы? Почему исчезает вода в деревенских колодцах? Почему закрывают сельские школы и участковые больницы? И каждому не объяснишь, что я сама хотела бы услышать ответы на эти вопросы. Нельзя ли избежать закрытия ряда сельских школ, подпадающих под «укрупнение»? Реструктуризация местных медицинских учреждений может привести к сокращению количества койко-мест в центральной районной больнице. Можно ли их все же сохранить? Где взять средства на оформление документации на артезианские скважины, перешедшие на баланс сельских поселений? Как убедить МЧС считаться с реалиями, а то ведь, согласно ведомственным инструкциям, оно требует от всех сельских поселений обзавестись пожарными машинами и мотопомпами и штрафует за их отсутствие, но в местных бюджетах денег на это нет. Многие из таких вопросов сегодня, увы,  не в моей компетенции. Люди привыкли к прежнему стилю руководства, когда глава срывает голос и разбивает кулаки о стол, требуя вовремя посеять, убрать, накосить. А сеять нечего, убирать не на что, косить некому. Сегодня горлом ничего не возьмешь. И надо думать не о том, что будет весной, а что будет через пять-шесть лет. Это невидимая для постороннего глаза работа. И не удивительно, что люди часто не понимают ее. «Деревня валится, а глава часто в отъезде». Да потому и езжу, что собираю опыт, налаживаю связи, ищу инвесторов. Потому и участвую во всевозможных форумах, и выступаю с различных трибун, что иначе наш голос не услышат. А сегодня молча жить нельзя. Молча можно только умирать. Но даже смерти нашей никто не заметит, настолько мы малы. А я люблю свой район, его жителей – терпеливых, трудолюбивых, гостеприимных, которые за эти годы так и не научились торговать, считают зазорным брать деньги у соседа за картошку или огурцы и скорее угостят ими, чем продадут.
Земля и недра
       - У нас есть нефть. Не наша, чужая. Ее гонят по трубам в Кириши. Но трубы закопаны в нашу землю, и из этого район извлек свою выгоду. Плата за землю позволила подняться на ноги некоторым колхозам. Столичный сварочно-монтажный трест, обслуживавший нефтепроводы, зарегистрировался как филиал в Сандове и стал хотя и временным, но крупным налогоплательщиком, существенно укрепив районный бюджет. Покрасили здания, заасфальтировали улицы райцентра. Строится жилье, открываются новые спортивные и культурные учреждения – детская, районная  библиотеки, спортивно-молодежный центр, дом-интернат для престарелых и инвалидов, облагородили парк, сломали в центре старые довоенные постройки. 
       Но у нас много и своего богатства – песок, глина, гравий. Правда, распоряжаться землей ими мы имеем право, но не недрами. Это прерогатива региона. И все же несколько лет назад возле села Старое Сандово заработало предприятие «Арм-Росс». На сегодня это самая динамично развивающаяся компания. Предприятие добывает из своих карьеров щебенку и изготавливает песчано-гравийную смесь для столичных строительных компаний. Производство ведется по передовой технологии современной итальянской техникой. Средняя зарплата здесь значительно выше, чем по району. Дело даже не в том, что у нас появилось более ста новых рабочих мест, увеличились налоговые отчисления в бюджет. «Арм-Росс» должен был стать и стал градообразующим предприятием в Старосандовском сельском поселении.
       Но каких усилий нам стоило оформить под него землю, вывести ее из состава земель сельхозназначения, коей она, к слову сказать, никогда и не была. Здесь до войны заключенные добывали щебень и гравий для строительства железной дороги и волжских гидросооружений. Потом был карьер. Пришлось собирать архивные документы, но доказали, добились своего.
       С землей вообще беда. Почти невозможно оформить в собственность крестьянские паи, участки под домовладениями и сами домовладения. Законы, призванные упростить эти процедуры, их усложняют. Об этом тоже приходится много говорить и на политсовете партии «Единая Россия», и форумах союза малых и средних городов.
       А «Арм-Росс» работает. Недавно дорожники тянули через район трассу Москва-Череповец. Остался незакрытым небольшой участок в пределах городского поселения. Сказали, это ваше. Но даже если бы мы в те колдобины закопали весь годовой бюджет района, дорогу не выровняли бы. Через «Арм-Росс» предложили дорожникам бартер: мы вам строительные материалы, вы нам ремонт. Залатали участок. Без особого ущерба для бюджета.
Рейдеры в законе
       - Недавно обанкротили очередное хозяйство – СПК «Радуга». Беда не в том, что оппозиция опять будет упрекать меня в развале села, а я – доказывать, что никаким боком к этому не причастна. Банкротство, по сути, должно быть направлено на оздоровление, а не на развал. А у нас – лишь бы быстрей все продать и поделить. Инициатором банкротств выступает союз кредиторов. После того, как суд примет нужное решение, начинается вакханалия распродаж. При этом не учитывается не только мнение жителей, но и местной власти. Интересы районной администрации в комиссии по банкротству представляет… налоговая инспекция, контора которой находится даже не в нашем районе. А когда начинаешь интересоваться, что же после распродаж осталось крестьянам, районному бюджету, оказывается, ничего. Считаю такую постановку вопроса в корне неправильной. Плохой руководитель? Замените его. А люди должны жить, работать, зарабатывать. И почему местная власть отстранена от этого процесса? Создается впечатление, что это рейдерство не без участия государственных и коммерческих структур. После такого, с позволения сказать, «оздоровления» остается пустыня. И уже нам надо думать, чем занять людей. Потому что за это спросят с нас, с власти, а не с тех, кто банкротит.
       Но мое жизненное кредо – «Не жаловаться на то, как все плохо, а делать все, чтобы было хорошо». На базе обанкроченной «Радуги» нам удалось создать фермерское хозяйство, добиться для него кредитов. И будем всемерно ему помогать. Потому что кроме этого хозяйства в той стороне района не осталось уже ничего.
«Неправильные» коровы
       - Известный московский издатель Леонид Ещенко обосновал на арендованных в районе землях охотничье хозяйство еще в 90-х годах. Ну а чтобы люди были не в обиде, взял на попечение местную школу, больницу, дом престарелых, дороги. Сотни жителей работают в его хозяйстве, получая приличную для региона зарплату. Несколько лет назад г-н Ещенко спросил, что еще нужно району? «Развивать мясное животноводство». Тогда он предложил проект, ознакомившись с которым, руководители наших хозяйств с ходу его отвергли. Не может быть, чтобы коровы жили, паслись зимой и летом в лесу, под открытым небом. Тогда он повез их туда, где проект уже реализован. Но и это не убедило. А я увидела, что проект может стать базой для развития мясного животноводства не только района, но и всего северо-востока, что мы из экспериментальной площадки можем вырасти в межрайонную и даже межобластную школу.
       В 2006 году из Канады привезли 1000 племенных животных абердино-ангусской  и симментальской пород. Сегодня их более 2 тысяч. Строится животноводческий комплекс на 6 800 голов. Кстати, на этом предприятии сумели вырастить телят-трансплантантов (сложный и пока что слабо распространенный в России метод). Отечественным коровам пересадили эмбрионы чистопородных канадских ангусов и получили телят, адаптированных к российским условиям. Они неприхотливы: даже в холодную зиму их можно содержать прямо на улице, что позволяет снизить затраты на строительство помещений и отопление. Крыши есть только в родильном отделении да помещении для новорожденных телят. Но и они построены с использованием энергосберегающих технологий. Пастбища оборудованы электропастухами. Выпас ведется на когда-то заброшенных полях, заросших молодыми деревцами: ангусы с удовольствием едят их и таким образом расчищают земли сельхозназначения. Устраивая водопой, работники комплекса очистили и расширили протекавшую неподалеку речушку. Словом, используются современные технологии, и при этом сохраняется экологический баланс. На базе КФХ «Заречье» давно проводятся обучающие семинары, сюда ездят за опытом из соседних районов и областей. А Сандово, соседствуя с Вологодской и Новгородской областями, становится связующим звеном в межрегиональной программе трех губерний.
Пожарный случай
       - У нас нынче радость – в первый класс пришло на 7 детишек больше, чем в прошлом году. Цифра не весть какая, но учитывая то, что уже лет пятнадцать мы идем с минусом, этот небольшой плюс радует. Все школы и дошкольные учреждения у нас оборудованы противопожарной сигнализацией и средствами пожаротушения. Но с пожарными отношения не складываются. К примеру, по новой инструкции возле каждой печки – а в сельских школах у нас печное отопление – должен быть металлический лист на пять сантиметров больше, чем это предусматривалось ранее. Не думаю, что эти сантиметры спасут от пожара, но ведь за ними деньги, которых в местном бюджете нет. Не сделаешь, закроют школу.
       Но нередко пожарные кошмарят школы без всяких инструкций. Дело доходит до анекдотов. В одной деревне пожарному инспектору не понравилась балка на школьной крыше. Мол, близко к печной трубе. Молодой директор, испугавшись, стал ее пилить. А та оказалась несущей. В результате повело крышу у школы. После этого случая я рекомендовала пожарным проверять сельские школы совместно с представителями районной администрации.
Под крылом пчелки
       На гербе нашего района два золотых листка клевера, а в верхней части - пчела. Эту пчелку мы очень любим. Сочиняем про нее песни, частушки. Создали музей пчелы. При музее открыли семейное кафе. Даже праздник района приурочили ко дню медового Спаса. Я знаю, что многие считают это чуть ли не игрой главы и ее окружения. Но для нас пчела – это бренд. Такой же, как козел для Урюпинска, мышь для Мышкина, огурец для Суздаля. Козел и майки с надписью «Брошу все и уеду в Урюпинск» помогли подняться экономике Урюпинска. Мышь кормит чуть ли не все население маленького приволжского города. Праздник огурца собирает в Суздале его любителей со всей России. Чем наша пчелка хуже? Она хоть и маленькая, но может дать толчок развитию пчеловодства и сельскому туризму. Даже праздник района мы назвали так: «Сандово – медовый Спас русской провинции». И пытаемся раскрутить этот бренд, чтобы о нем узнали не только в России, но и за ее пределами. К нам уже возят экскурсии, в том числе из-за рубежа. Недавно вот финны приезжали.
       Но для того, чтобы пчелка наша заработала во всю свою пчелиную мощь, надо и нам еще поработать, как пчелкам. Общий план действий на ближайшие годы назван так – «Создадим будущее вместе!» с упором на слово «вместе». А на баннере при въезде в райцентр на фоне российского триколора большими буквами написано: «Любим Сандово. Надеемся на себя. Верим в Россию».

 

Журналист-обозреватель журнала «Сельская новь» Александр Калинин